Как определить свежесть следа

Внешний вид выволоки и поволоки нередко дает возможность определить еще и свежесть следа. Однако, тут приходится руководствоваться и данными, которые получаются от непосредственного осязания следа рукою. Положиться на верность определения, основанного только на внешнем виде следа, выволоки и поволоки, нельзя, так как в сильно морозные, безветренные дни (особенно в солнечную погоду) многодневная выволока и поволока четко сияют и невольно производят впечатление свежих следов. Определение свежести следа при совершенно однородной, сильно морозной безветренной погоде, стоящей продолжительное время, является довольно трудной задачей. Свежие следы стынут быстро, затвердевши, они становятся похожими на старые. Если же, благодаря сыпучести снега, подошва следа остается неуплотненной (след в таких случаях не твердеет, а черствеет), то это обстоятельство еще больше сближает сходство старого со свежим следом. Но стоит подуть хотя незначительному ветру, как след по краям замшится (замохнатится), а вместе с тем пропадет — затушуется и ясность выволоки и поволоки. Следы в перистом снегу. В конце зимы (в феврале и марте) иногда выпадает обильный перистый снег. Этот снег по своему влиянию на четкость отпечатка следа может показаться схожим с упомянутым выше влажным — воздушным снегом. Перистый снег своим названием указывает, что снежинки имеют вид птичьего пера и, следовательно, представляют собою тонкие, кружевные, прямые и выгнутые, удлиненные или округлые, опахала разной величины. Естественно, что при надавливании ступни зверя на такие нежные частицы, рисунок следа получается весьма тонкий, хотя и не столь резкий, как можно наблюдать на влажном, воздушном снегу. В этом случае линия выволоки и поволоки бывает шире, чем при зернистом снеге. Глубина и рыхлость снега, как было выше упомянуто, имеет большое влияние на четкость отпечатка. На нежных видах снега, к числу которых, конечно, принадлежит и перистый снег, это сказывается в еще большей степени.

Следует помнить, что когда мы говорили о том или другом свойстве выпавшего снега, мы не имели в виду только порошу, которая закрывает старые следы; мы имели в виду и такой, хотя и незначительный, снегопад, который в разное время помогал бы распознать свежесть следа, благодаря тому, что на нем легко и отчетливо получается отпечаток подошвы ног зверя.

Следы в зернистом снегу. Это — снег, похожий на пшеничную муку или на столовую соль, более или менее зернистый. Снег этот разнообразен, как бывают разнообразны виды пшеничной муки. Разнятся эти виды снега по величине снежинок и степени влажности их. Эти виды снега разнятся между собой по степени сцепления и величине снежинок, а также по степени влажности их. Снег зернистый, рассыпчатый, осыпается в ямку звериного следа в зависимости от своей промёрзлости или влажности. Чаще всего он дает след с засыпанным носком и с некоторым отпечатком подошвы, но с довольно широкою выволокою и поволокою. Однако, такой отпечаток получается лишь на тихом ходу зверя, на котором его нога при чуть заметных остановках прессует снег, на прыжках же оставляет бесформенные, обсыпающиеся ямки без всякого намека на рисунок подошвы.

Мелкозернистый и влажный снег дает четкий и цельный отпечаток, свежесть отпечатка при хорошем освещении может быть определена на глаз. Следы при всех видах зернистого снега (особенно, когда он глубок) имеют у передней стенки ямки значительные валики или закрайки, наметенные ногою зверя. Нагроможденные одна на другую снежинки на валиках сначала лежат в виде пены, а затем постепенно оседают, осаживаются. От этого края ямки теряют первоначальный, более резкий обрез. На этом постепенном исчезновении валиков и на потускнении четкости обреза ямки, а равно на том же явлении у выволоки и поволоки и на потускнении рисунка подошвы следа — основывается определение свежести следа. Впрочем, здесь иногда необходима проверка осязанием, если условия погоды таковы, что дают ощутительное затвердение канунного следа.

Совершенно однородная тихая и мягкая погода, при тяжелом освещении препятствует безошибочному определению свежести следа как при помощи зрения, так и с помощью осязания.

Следы при уплотненном снеге. Уплотненный ветрами снег имеет вид просеянной массы. Спрессованная сильными, длящимися ветрами — снежная масса образует пласт плотный, но ломкий, как корочка пастилы, обсыпанная сахарною пудрою. Под этим верхним пластом обычно находится зернистый, рассыпчатый снег. След проламывает уплотненный слой, оставляя в ямке, с боков и по соседству, кусочки пластов и крошки. Свежесть следа определяется по степени промерзания мягкого снега в ямке следа и по степени примерзания кусочков и крошек. Уплотненный снег дает часто мелкую ямку следам Подошва следа тогда видна, как на блюдечке, и освещена ровно, в противоположность затененному глубиной ямки следу. След на уплотненном ветром снегу имеет прекрасный отпечаток. Чаще всего это бывает, когда зверь проходит по верхнему слою мелкого снега, не проламывая корки. Выволока и поволока на этом снеге отличаются тонкостью и короткостью черты. Уплотнение снега сильнее там, где ветер наметывает слой за слоем снежную пыль и прибивает ее к земле, остановленную каким-либо препятствием, напр., изгородью. Уплотнения на полях, конечно, во много раз сильнее, чем в лесу. Так как ветер и встречные предметы распределяют снег неравномерно, то и уплотнение его бывает пестрое. На уплотненном до степени пласта мягком снегу свежий след отличается замечательной чистотой, белизной и точностью. Однако, красивый его рисунок очень скоро старится от ветра. След по насту. Верхний покрой снега, подтаявший от действия солнца и замерзающий в мартовские ночные морозы, превращается в наст, который иногда бывает настолько крепким, что выдерживает лошадь. Если свежего снега не перепадает, а прежний мягкий слой либо подтаял, соединившись с настом, либо его сдуло ветром, то ночные и утренние следы становятся невидимыми, так как зверя по морозу поднимает поверху. Днем же, когда пригреет солнце, наст либо проламывается под всей ступнею, либо оставляет лишь знаки от следов, хорошо видимые при весеннем освещении. При слое мягкого снега по ровному твердому насту (да еще при ярком освещении) след дает настолько живой и четкий отпечаток, что присутствие зверя кажется тут же в непосредственной близости, и глаза охотника невольно окидывают ослепительную снежную поверхность в тщетных поисках его за ближайшим холмом или кустами. От солнечного пригрева нежные линии отпечатка следа, выволоки и поволоки грубеют, расплываются, теряют, конечно, свою живость и становятся менее красивыми по рисунку. Признаки эти служат для признания таких следов несвежими. Если солнечный пригрев происходит несколько дней подряд, — старый след безобразно расплывается и сильно увеличивается в объеме.

Следы на тропах. При благоприятных условиях обычно не встречается затруднений для распознавания следов. Поэтому не встретилось до сих пор упоминаний о таких случаях на протяжении всей этой книжки, хотя о трудностях и о невозможности порою различить свежесть следа при мало благоприятных условиях говорилось очень часто.

Однако, необходимо сказать о подобных затруднениях, касаясь вопроса о тропах. Эти затруднения относятся скорее к распознаванию следов (когда следопыт начинает сомневаться — имеется ли вообще на тропе след выслеживаемого зверя), чем к определению свежести обнаруженного следа; всем известно, что свежесть следа всегда должна быть выяснена до вступления следа на тропу. Тропы бывают сильно примятые или иссеченные в зависимости от вида животных, которые пользуются ими. Бывают тропы с давнишними следами, которые подвергались влиянию самой разнообразной погоды; бывают также со следами, сплошь умятыми или со свободными промежутками между шагами, сделанные прыжками или тихим ходом, идущими только в одном направлении или же применяемые для прохождения зверей туда и обратно. Даже при пороше (правда, не мертвой), а также при осыпи в лесу или инее — давнишняя тропа, которой пользуются звери с целью прохождения взад и вперед, бывает часто безнадежна для различения следа выслеживаемого зверя. Распознать наличие отыскиваемого на тропе следа и определить вдобавок его свежесть возможно лишь тогда, если бывает осуществим осмотр всего протяжения тропы. Несколько иначе обстоит дело с тропой одного вида зверей, по которой прошел зверь другого вида, например, с заячьей тропой, по которой прошла лисица или волк. К этой же категории троп можно отнести как тропу одного направления, так и принадлежащую зверям одного вида с выслеживаемым, но по которой зверь прошел навстречу. Например, на умятых заячьих тропах вовсе нелегко обнаружить следы прошедшего волка или лисицы (особенно последней); но часто случается, что выслеживаемый зверь ступает по временам в промежутки между заячьими прыжками.

В данном случае приходится полагаться только на эти промежутки. Иногда след зверя обнаруживают одной-двумя ямками следа около тропы, когда зверь сдвигается с нее, заинтересовавшись чем-либо. Часто тропы одного вида зверей используются зверями другого вида, не столько в качестве путей сообщения, сколько — в качестве места для производства охоты. Иногда хищные животные используют тропу для скрытия своего следа; тогда зверь обыкновенно не идет долгое время по тропе, за исключением случаев, когда она вполне соответствует направлению, которое он имеет в виду. Разыскивая или рассматривая след на тропах, не следует ее уминать собственными следами, так как очень часто требуется дополнительная проверка ее. Следопыту при выслеживании зверя на тропе нужно поэтому идти сбоку. При попытках обнаружить на тропе след, нужно насматривать его не только по направлению предполагаемого хода, но и навстречу, так как часто искомое обнаруживается иным расположением рисунка. Случайные признаки. Определению свежести следа на тропе помогают иногда случайные признаки; примером этого может служить обнаружение прохождения зверя по дороге после проезда кого-либо в данный день; пересечение (перебивка) заподозренным в свежести следом старого следа, происхождение которого известно, и наоборот.

Подготовительные меры. При охотах в определенном районе нельзя не порекомендовать для большей успешности ряд подготовительных мер, которые могут быть осуществлены даже без особой затраты времени во время выслеживания и охоты. Сюда относится заминание троп, метка следов и внимательный обход известного района. Эти меры помогают определению свежести следов соображением, что незамятый, немеченный и незамеченный след — является новым и свежим. Хотя при выслеживании признание следа свежим (особенно при неблагоприятных условиях) и является значительным успехом, однако, не надо забывать, что успех этот может сойти на нет, когда след, признанный по тем или иным соображениям свежим, — впоследствии вливается в ходы не то одинаковой, не то разной свежести, когда искомый след безнадежно теряется в них. Однако, не надо забывать, что часто примеченные накануне следы помогают среди старых следов обнаружить свежий, и только благодаря этому удачно поохотиться.

Заключение. Составляя настоящее краткое руководство, признаюсь, я часто чувствовал свое бессилие передать словами те настроения и неуловимые подчас перемены безмолвной, но красноречивой, снежной пелены, которые, смею думать, понимались мною верно, хотя и не всегда объяснимо. Многое в работе следопыта понимается и осуществляется на основании голого внутреннего убеждения.